Oops! It appears that you have disabled your Javascript. In order for you to see this page as it is meant to appear, we ask that you please re-enable your Javascript!

“ОБРАТНЫЙ ОТСЧЕТ”

Субъективные заметки заинтересованного зрителя

В киевском «Театре Есиных» – премьера. Четвертая по счету с момента создания театра и первая – впрямую адресованная не детям, а тем, кто постарше. И тем, кто намного постарше – тоже.

Комедия с заплывом “Ты – дурень” (по мотивам рассказа Евгения Гуфа “Ситуация” Бейт”)
Продюсеры – Алла Демура и Алексей Есин
Автор сценария и режиссер – Алексей Есин
Художник-постановщик – Богдан Полищук
Хореограф-балетмейстер – Анжелика Борисова
Композиторы – н.а. Украины Наталия Павловская и з.а. Украины Александр Бублиенко

В ролях:  Джесь старший – Артём Атаманюк
Джесь младший – Любомир Валивоць
Бондаренко – Александр Сугак
Боб – Роман Щербак
Док – Игорь Минаев

Их пятеро на сцене. Они встречаются и общаются на пляже. Там, где давным-давно прохудилась лестница, что ведет от дороги к воде, где валяется старый бакен, а неподалеку от него – нечто явно и безоговорочно направляющее зрителя (но перво-наперво, конечно же, героев!) в мир и атмосферу знаменитого звягинцевского фильма «Левиафан».

Фиксируем: сценография безукоризненно точна и уже сама по себе является полновесной увертюрой к тому, что будет происходить, согласно сюжету. Возникает ощущение притчевости предстоящего. К слову, здесь, на пляже, между заплывами можно играть в карты. И эта игра в карты, броская и резкая, акцентированная музыкой, становится очевидной находкой режиссера: это его собственный, выверенный и стопроцентно убедительный, театральный прием.

По сюжету – многое ставится на кон, и неслучаен потому реальный грохот именно театральных, крупных по размеру, отнюдь не бумажных по фактуре и солидных по сугубо физической массе, карт – при их падении на прибрежную гальку.  Только вот игре в карты здесь, разумеется, кое-что все же должно предшествовать – и предшествует. Что именно? А вот на этом месте попрошу простить мне внезапное желание представить ощущение от увиденного и услышанного – в форме собственных уже вариаций по мотивам не столько рассказа Евгения Гуфа, сколько спектакля Алексея Есина.

Итак, определим для себя действующих лиц – согласно амплуа каждого из них в этой, как мы условились, притче. И, если позволите, персонажей обозначим следующим образом: по цвету купальных шортов одного из них – Зеленый, по заданной комплекции второго – Увалень, по акцентированной детали в облике третьего – Очкарик. Еще одного персонажа назовем – Козырный, ведь как раз на этом настаивает он сам всем своим видом и поведением.

И, наконец – Человек театра, он же – Alter Ego одного из остальной четверки, он же – спившийся старик, засыпающий под бакеном после каждого глотка из фляжки… – Пусть он у нас так и зовется: Старик. Теперь – сюжет, как воспринимаю его я, зритель. Зеленый вот-вот вынужден будет сменить привычную и любимую пляжную обстановку на армейскую муштру. И, чтобы не пасть духом, видит он себя в армейских буднях исключительно эдаким сержантом-верховодом, с места в карьер – старослужащим «дедом», а не салажонком. Отчего и пытается «командовать парадом», в котором, согласно его представлениям, участвуют Увалень и Очкарик. Увалень же, вроде, готов соглашаться с ролью подчиненного, которую избрал для него Зеленый. А Очкарик – на то и очкарик-интеллигент, чтобы пребывать в виртуальном мире серьезных увлечений, и армия его как-то, мягко скажем, «не очень» интересует.

Словом, пацаны есть пацаны, и неважно, происходит ли все сегодня, или сколько-то лет назад: это выяснится лишь с помощью Старика, который отвлекается периодически от причащения к фляжке и рассказывает-комментирует сценическое действо.  Но вот – явление Козырного. И уже он, а вовсе не Зеленый, верховодит и задает тон. Тут-то и приходит черед Игре в Карты, которой суждено расставить все точки над «і». И совсем еще недавнему «деду» Зеленому уже и на посылках за пивком местечко уготовано. И, что немудрено, его интерес к близкому армейскому будущему, того и гляди, сменится мечтаниями о «белом билете». И не все так ладно вдруг окажется во взаимоотношениях Зеленого, Увальня и Очкарика… Так и до заплыва, судя по всему, недалеко…уж не суицидального ли заплыва, не приведи Господь…

Стоп! От более чем вольных зрительских вариаций на тему спектакля – вернемся к самому спектаклю.  Режиссер Алексей Есин выверил мизансцены и жестко расставил акценты. На сцене – никак не герои аксеновских «Коллег», обожаемые поколениями шестидесятников: время прошло, реалии жизни изменились, нравы другие. Постановщик ничего не сглаживает и не стремится растянуть подольше элегическую, казалось бы, интродукцию. Напротив: все – лаконично, жестко и потому – конкретно. Каждый из исполнителей подчас может выглядеть даже плакатно, чтобы не допустить разночтений в его образе. (Как мне показалось, Зеленый с этой плакатностью, быть может, порою несколько перебарщивает, но это, подчеркиваю, лишь субъективное ощущение). И, вероятно, этот ход оправдан: темп жизни – высокий; ритм же, сообразно эпохе, рваный; страсти, как и ведется в молодежной среде, то гиперболизируются по температуре, то улетучиваются и застывают на низшей точке, чтобы смениться уже иными, вновь непременно бурными. И лишь Старик, проживший немало и повидавший всякого на своем веку, будет в чем-то меланхоличен, в чем насмешлив. А в чем-то – и мудр… Поэтому-то и воспринимается история, с вкраплениями в нее эпизодов «из другого времени» – как обратный отсчет: взгляд из нынешнего дня – в события дней минувших, дабы, обладая новым опытом, осмыслить то, что было в юности.

Спектакль разведен на два акта. Но постановщик и тут верен собственному замыслу и взятому по нему курсу: антракт, напрочь неожиданный, абсолютно соотносится с общим рваным ритмом.
Музыка, сопутствовавшая игре в карты и определяющая поворотные точки действа, звучит вновь и вновь. Потом она же отщелкнет финал.
Ничего особо не изменится в расстановке декораций на сцене – и тем самым нам дано понять: эти парни были не первыми в ситуации с подобным сюжетом, не они и последние. Все в мире повторяется. На то и притча – мы же об этом говорили!
Только вот…

Уж да простят мне и впрямь хорошие (тут особо отметил бы Игоря Минаева – «Очкарика», он же – Док) актеры, перечисленные в начале этих заметок… но, будь они более внимательны к требованиям сценической речи – спектакль бы явно только выиграл. Хотя, конечно, тогда бы и не возникло у автора этих строк желания излагать собственные вариации по его мотивам, взамен полновесной и все же необходимой традиционной рецензии…  Понимаю: сказанное в предыдущем абзаце – более чем спорно. Однако же: то, что спорно – уже интересно. И настоящее творчество – на то и творчество, чтобы о нем спорить. А как раз тот факт, что «Театр Есиных» занимается именно настоящим творчеством – сомнений не вызывает. Ни малейших. Засим – удачи вам, господа!

г.Киев, сентябрь 2017 г.

Евгений Женин, почётный работник культуры Украины, член Национального союза театральных деятелей, член Международной гильдии кинокритиков, член Национального союза журналистов Украины, член Правления Национального союза кинематографистов, обладатель множества международных премий и наград.